Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
10.10.2011 09:30 - Сергей Кириенко - генеральный директор государственной корпорации "Росатом"
Автор: gikotev Категория: Други   
Прочетен: 4276 Коментари: 8 Гласове:
3

Последна промяна: 10.10.2011 09:44

Постингът е бил сред най-популярни в категория в Blog.bg

(интервю за радиоЕхото на Москва”, може да се гледа и на видео)

А.ВЕНЕДИКТОВ: 18 часов 13 минут в Москве, у нас вот такое особое мнение в середине между двумя особыми мнениями. Сергей Кириенко, генеральный директор Росатома в студии. Добрый день, Сергей.

С.КИРИЕНКО: Добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сегодня ушел Стив Джобс. Я хотел бы вас спросить, как вы думаете, какую роль он, во-первых, сыграл? Какое наследие он оставил после себя, я бы сказал, и какую роль он сыграл в вашей личной жизни, Сергей?

С.КИРИЕНКО: Знаете, я неожиданно для себя, услышав утром это сообщение... Я никогда не был знаком со Стивом Джобсом, у меня возникло некое ощущение, знаете, такой потери кого-то достаточно, ну, такого, знакомого, близкого и знакомого. Может быть, потому что я за это время оказался уже таким фанатом и потребителем Apple’овских технологий, а, может быть, просто потому, что ушел человек, который в этом современном мире оставался романтиком, человеком, который всю свою жизнь, скорее, творил. Я считаю, что он прожил такую, достойную жизнь. Жалко, что мало.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы могли бы жить как он?

С.КИРИЕНКО: Я бы, пожалуй, мечтал о такой жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Кириенко. Мы, может быть, еще к этому вопросу вернемся про ту жизнь, о которой вы мечтаете. Но, вот, мечта, как я понимаю, президента и премьера – это жизнь без коррупции или Россия без коррупции. Во всяком случае, так они об этом говорят. В этой связи государственные корпорации сейчас начинают все больше и больше сражаться с коррупцией и в собственных рядах, и вокруг себя. Что вы делаете по этому поводу?

С.КИРИЕНКО: Да, вы знаете, такая тема, не самая приятная. Но еще бестолковее делать вид, что ее не существует. Поэтому мы примерно 3 года назад начали разворачивать довольно серьезную работу. Сегодня у нас созданы такие системы внутренние. У нас есть отдельная служба внутреннего аудита и контроля, и есть отдельная служба экономической безопасности, которая, ну, просто впрямую... В ней, в основном, работают сотрудники или прикомандированные сотрудники правоохранительных органов или бывшие сотрудники правоохранительных органов.

Что делали? Ну, в первую очередь, выявили, где основная проблема. Конечно, основная проблема – закупки. Мы закупаем сегодня на сотни миллиардов. Конечно, основная проблема...

А.ВЕНЕДИКТОВ: На сотни миллиардов?

С.КИРИЕНКО: На сотни миллиардов, да. Общий объем наших закупок составляет больше 200 миллиардов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В год?

С.КИРИЕНКО: Да, в год. Конечно, основная проблема. Поэтому там единственный способ (стало понятно), ну, как ни пытайся регламентировать, только открытость. Вот, только открытость закупок.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Открытость для кого, Сергей?

С.КИРИЕНКО: Открытость для всех, в первую очередь для участников. Что мы сейчас делаем? У нас вся программа закупок публикуется на сайте, то есть она известна заранее, причем, она уже годовая сегодня. Дальше, максимальная открытость конкурсов. Сейчас у нас процентов 20 электронные торги, все остальное – только публикуются данные о такой бумажной форме. Где-то мы не позже середины следующего года уйдем на 100% электронных торгов, то есть просто все 100% в электронной базе.

Дальше. Важнейшая вещь – сделать так, чтобы побольше конкурентов пришло на конкурс. То есть, честно говоря, по машиностроению 3 года занимались тем, что вручную создавали конкуренцию.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Смешно.

С.КИРИЕНКО: Смешно, но, знаете, мы при этом за прошлый год сэкономили на закупках 19,6 миллиарда рублей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что такое «сэкономили»?

С.КИРИЕНКО: Сэкономили – это означает, что есть проект, по нему была экспертиза стартовой цены.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ваша?

С.КИРИЕНКО: Не всегда. Как правило, не наша. Если это строительство станции, то это Главгосэкспертиза, это, там, данные статистики по тому, сколько стоит. Мы сравниваем: цена не может быть выше, чем предыдущие покупки. Вот, по всем этим расчетам плюс наши собственные специалисты считают, появляется стартовая цена. При открытых конкурсах, когда появляется... Жизнь показывает: когда 3 и больше участников, цена начинает падать, иногда в 2 раза, иногда в 3 раза, в среднем, на 9-10%. Вот, в реальности это означает, что от стартовых цен, если бы не было конкурсной системы, по этим ценам бы купили. Ни секунды сомнений: по ним бы точно купили.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, может быть, есть демпинг? Знаете, подставные фирмы, которые снижают.

С.КИРИЕНКО: И это есть, и это есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А потом платят откаты. Или перепродают.

С.КИРИЕНКО: Это правда, и это есть. Но тем не менее, смотрите, базовая вещь здесь она какая? То есть точно понимаю, что если бы не было этой открытой процедуры, то купили бы на эти 20 миллиардов дороже, это раз.

Два. С точки зрения подставных фирм мы, все-таки, отстояли право и ввели двухэтапные конкурсы. Ну, слушайте, в атомной отрасли, конечно, 20 миллиардов – здорово, но безопасность...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Важнее.

С.КИРИЕНКО: ...не меряется деньгами. Поэтому если в 94 законе федеральном конкурс в один этап и критерий только цена, то мы отстояли (не просто – у нас были большие споры с экономическими ведомствами, с антимонопольной службой, но они нас, все-таки, услышали), что для нас должна быть обязательно двухэтапная процедура. Первый этап – это профессиональный отбор, то есть подтверди, что ты способен это делать. И только потом критерием является цена.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот здесь нет возможности для коррупции, когда отбираются участники?

С.КИРИЕНКО: Есть. Конечно, есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И какой контроль у вас?

С.КИРИЕНКО: Да. Конечно, есть. Поэтому это что означает? Вот, самый главный контроль, Алексей, самый лучший – это максимальная открытость. Потому что должна быть следующая логика: если этот отбор происходит публично и кого-то вдруг незаконно обидели или кому-то дали преференцию, мы не уследим. Ну, то есть сегодня у нас там служба контролеров в госкорпорации – это 400 с лишним человек. Ну, даже если мы сделаем... У нас 300 тысяч работающих. Каждого не отконтролируешь. А, вот, публичная процедура тут же дает возможность обиженному пожаловаться. Для этого у нас создана специальная арбитражная комиссия, в которую поступают жалобы. Я вам скажу, что примерно 60% этих жалоб удовлетворяются.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А давно эта процедура у вас?

С.КИРИЕНКО: Процедура... Ну, все-таки, задача непростая была.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну да. Ну, все-таки, давно?

С.КИРИЕНКО: Да, я отвечаю. Мы начали с самой госкорпорации, 3 года мы запускаем систему, 3 года назад она у нас начала работать по корпорации самой. Потом пошли самые крупные предприятия. В этом году у нас к концу года 100% предприятий будут задействованы (сейчас где-то 90% уже работают, 92%), к концу года будут 100%.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Кириенко, генеральный директор Росатома. Ну, вот, давайте я сегодня буду, все-таки, опираться на то, что прислали наши слушатели. Человек с ником Анархист, такая важная вещь к нашей теме: «Президент России и председатель Счетной палаты в последнее время очень громко произносят слова «коррупция в высших эшелонах Росатома». Это все наговоры? И если нет, то расскажите, как вы выжигаете это каленым железом?» И в этой связи в апреле-месяце у вас уволился ваш заместитель господин Евстратов, а 19-го июля, через 3 месяца после увольнения он был арестован, ему предъявлены обвинения в коррупции. Там еще несколько человек Колобаев, Бутов, ну, не буду всех перечислять. Вот, для вас это было что? Неожиданностью? Или поэтому вы его уволили? Ну, вот, расскажите эту историю, потому что это, как бы, показатель. Или не показатель.

С.КИРИЕНКО: Да. Смотрите. Ну, все-таки, хочу одну важную вещь сразу зафиксировать. Все-таки, степень виновности человека определяет суд.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы это знаем.

С.КИРИЕНКО: Да. Не пресс-службы, в том числе и не пресс-служба правоохранительных органов при всем уважении. Поэтому, вот, давайте эту оговорку сделаем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сделали.

С.КИРИЕНКО: Поэтому... Я не знаю, перечисленные люди виновны или невиновны. Я этого не знаю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так. Проблема.

С.КИРИЕНКО: Да. И это смогут определить только следственные действия, и в итоге...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, у вас же внутренняя безопасность вам, наверняка, докладывала свои выводы.

С.КИРИЕНКО: А вот смотрите. Вы задали вопрос «Было неожиданностью?» Нет, не было неожиданностью. Конкретные злоупотребления, о которых идет речь, они были выявлены нашей службой внутреннего контроля примерно за год до этих событий, то есть это 2010-й год. В 2010 году у нас были выявлены нарушения, по этим нарушениям были уволены руководители соответствующих предприятий.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, он не единственный, это правда.

С.КИРИЕНКО: Да. Я вам скажу, что за последние 2 года у нас уволено руководителей... Ну, это уровень директора предприятий, замы директоров предприятий...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Уволены или уволились, Сергей?

С.КИРИЕНКО: Уволены. 48 человек по итогам проверки. Мы за это время передали в правоохранительные органы 14 материалов на уголовные дела, половина из них уже возбуждена, половина находится на рассмотрении. И это точно не конец.

А вот теперь дальше второй вопрос заключается в следующем. До какого-то момента... Почему, собственно, мы и передаем материалы по итогам своей проверки. До какого-то момента можем добраться мы сами, ну и как минимум, если есть нарушения, то для нас это точно означает, что, как минимум, это халатность. А вот дальше возникает вопрос: это случайная халатность или преднамеренная? Вот с этим должны разобраться правоохранительные органы. Поэтому обычно мы идем так: мы выявили нарушения, мы доходим до факта ошибок соответствующих руководителей (мне этого достаточно, чтобы их уволить), а, вот, виновны они в коррупции или они просто, там, лопухи, прошляпившие нарушения своих подчиненных, вот с этим должно разобраться следствие и суд.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи как вы оцениваете деятельность Навального?

С.КИРИЕНКО: Ну, я не...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не конкретно... Послушайте, я не задаю конкретно (он расследует много). Вообще?

С.КИРИЕНКО: Не, вообще я считаю, что хорошо, когда есть возможность... Знаете, это же как в тех же закупках, да? Я же ответил на ваш вопрос, что главной гарантией надежности системы закупок является то, что есть большое количество заинтересованных людей, которые готовы заниматься этим. Ну, поскольку они заинтересованы, они будут следить. То, за чем не отследят наши контролеры, отследят заинтересованные поставщики. Так и здесь.

Я считаю, что очень хорошо, когда есть люди, которые профессионально этим занимаются. У них должна быть возможность доступа к информации, должны быть созданы механизмы, которые это открыто обсуждают. Потому что, вот, мы сейчас делаем... Например, по закупкам у нас есть уже Общественный совет, который постоянно обсуждает, что еще можно совершенствовать в системе закупок примерно раз в 2 месяца. Я сейчас делаю такое чаепитие с поставщиками, которые просто приходят со своими предложениями. Уже знаете как? Не в режиме конкретной жалобы (это делает арбитражная комиссия), а в режиме, что поправить в системе закупок, чтобы злоупотребления оказались невозможны как принцип.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И вы в это верите, что это возможно?

С.КИРИЕНКО: Да, конечно. Не, а система настраивается точно. Я же, во-первых, сам регулярно проговариваю с поставщиками. Что понимаю? Понимаю, что она точно не идеальна и у нас полно еще и нарушений, наверняка, и злоупотреблений хватает. Но то, что она стала значительно лучше, это не мой вывод, это вывод поставщиков, которые говорят, что за последние год-полтора система закупок кардинально улучшилась.

Важно только одно, вот, завершая ответ, ну, не столько про Навального, сколько про сам принцип такой. Мне кажется, что важна взаимная ответственность – вот, мы иногда и с этим сейчас сталкиваемся. Ну, напомню, 20 миллиардов мы у кого-то достали как у Каштанки кусок сала из пуза, да? Потому что их же кто-то уже собирался получить себе в доход. Поэтому, конечно, мы понимаем, что мы сталкиваемся еще и с другой историей – мы сталкиваемся с осознанным противодействием, когда монопольные поставщики, которые пировали в отрасли, им совсем не нравится демонополизация...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это понятно.

С.КИРИЕНКО: В ход идет все. В ход идет все – инструменты, там, пиар-кампании, политические атаки. Там весь набор. Нормально.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей, а вот подождите, а вот в этой позиции вас в данном случае премьер поддерживает? Потому что эти монопольные поставщики – они так же, как вы, имеют заход на 5-й этаж Белого дома.

С.КИРИЕНКО: Полностью поддерживают. Мы когда начинали эту работу, я доложил об этом и председателю правительства, и президенту, и получил полную поддержку. Причем, скажу даже почему. Не из-за поставщиков – с поставщиками сами справимся. Из-за другого. Понимаем, что развертывание такой работы, тем более публично, когда мы начинаем это вытаскивать, передавать материалы в правоохранительные органы, передавать информацию публично, у этого есть репутационные риски. Знаете как? Вот, не трогаешь мусор в избе и оно, вроде как, и не пахнет, да? Начинаешь ворошить – выглядит не очень хорошо.

Я точно понимаю, что, вот, как слушатель наш сейчас задавал вопрос «Вот, что-то там про вас последнее время чего-то слышно – то ли он пальто украл, то ли у него украли». Конечно, с репутационной точки зрения проще тихо уволил, никуда ничего не передал и, вроде как, внешне все выглядит хорошо. Я точно понимаю, что если мы будем закрывать на это глаза, то мы порядок не наведем никогда. Поэтому, конечно, понимать, что кто-то на предприятии, где ты работаешь, из твоих коллег ворует, это крайне неприятно. Но делать вид, что ты этого не видишь, ну, это просто глупо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Кириенко, генеральный директор Росатома. 2 вопроса совпали по интернету. Владимир спрашивает: «О чем вы думаете, когда завозят в Россию европейские ядерные отходы?» И Вадим из Электростали смску прислал: «Месье К, зачем вы накапливаете чужие отходы?»

С.КИРИЕНКО: О, это замечательный вопрос. Спасибо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, объем проблемы, если можно, сразу. Может быть, их вообще нету?

С.КИРИЕНКО: Не, объем проблемы вообще замечательный. Вот, спасибо коллегам за вопрос, я с большим удовольствием им воспользуюсь, чтобы сказать, что есть такие странные стереотипы, которые живут своей собственной жизнью. Значит, еще раз, в РФ не ввозятся и никогда не будут ввозиться никакие радиоактивные отходы – это просто безумство. Значит, единственная вещь, которая была... Кстати, законом предусмотрена возможность завозить на переработку, но мы и этого не делаем. Единственное, что существовало не как отходы – это то, с чем я столкнулся, когда пришел в отрасль в 2006-м году... По-моему, у вас же тогда как-то это даже обсуждали, я помню. Был вопрос, в Россию завозили на переработку обедненный гексафторид урана. Это не отходы, обедненный гексафторид – это, ну, скажем, еще меньшая активность, чем природный уран, то есть это остатки природного урана. Наша технология позволяла использовать его как ценное сырье. Но, честно говоря, вот тогда, в 2006 году разобравшись с этим, у нас возникла одна проблема: радиоактивных отходов от этого не остается, а химически опасное вещество остается. Вот эти вот остатки остаются в виде гексафторида. Ну, такой, неприятный газ. Поэтому поскольку мы сейчас отрабатываем технологии его утилизации, мы тогда, в 2006 году заявили, что мы прекращаем все эти контракты. Они не могли остановиться, пока не были закончены. По-моему, последний закончился в 2009 году. Значит, все, мы не продлили эти контракты, в РФ не завозится и не будет завозиться ни одного килограмма ничьих отходов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не ядерных? Вот, я просто подумал, может, вы играете со мной словами? Ядерные, радиоактивные?

С.КИРИЕНКО: Не, никаких.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Никаких отходов?

С.КИРИЕНКО: Никаких отходов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все, решили. И есть отдельный вопрос. Почему-то меня завалили коллеги из Калининграда, они пишут вам о том, что «зачем вам нужно строить Балтийскую АЭС, тем более, что в Калининграде нет нехватки электроэнергии. Понятно, что это вы для того, чтобы продавать в Европу. Вы не спрашиваете жителей. Требует референдума и так далее». Насколько необходима Балтийская АЭС? И насколько этот проект уже пошел-пошел-пошел-пошел?

С.КИРИЕНКО: Проект пошел, станция строится. И более того, честно говоря, я считаю, что проект необходим в первую очередь для Калининградской области.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, они говорят, что хватает всего.

С.КИРИЕНКО: Ну, знаете как? А при этом есть прогнозы развития Калининградской области, которые построены на том... Знаете, я бы сказал так. Если считать, что Калининградская область больше никуда развиваться не будет и будет жить так, как она живет сейчас, а, в общем, серьезных производств там сегодня нет (это надо понимать), то, может, на некоторое время и хватит. Хотя, думаю, что даже прост рост населения предъявит повышенные требования. Под те программы развития, которые сегодня существуют у края, ключевой вопрос – это доступ к устойчивым надежным ресурсам энергоснабжения. Это первое.

Вторая проблема, которая была у края... Да, до сих пор край спокойно мог добрать. Почему хватало? Можно было добрать электроэнергию со стороны, если потребуется. Но есть такой проект как переход на другую частоту, то есть отсинхронизация так называемая. Потому что у нас сейчас прибалтийские страны работают на одной частоте и мы можем обеспечивать переток... Вот, если будет реализован такой проект, то Калининградская область окажется в энергетической блокаде и развитие становится вообще невозможно.

Поэтому убежден абсолютно, что станция – очень хороший, важный проект. Это так, примерно 240 миллиардов рублей инвестиций в Калининградскую область, которая очень нуждается в этих инвестициях. Это рабочие места, это, кстати, колоссальный плательщик налогов, между прочим, это гарантированное снабжение электроэнергией.

Ну а тема референдума – я ее услышал, естественно – там, действительно, была проблема (в курсе этой проблемы). Вы знаете, мне трудно давать оценки.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы – сторонник референдума? Вы говорите «Это же федеральная стройка, а референдум – региональный».

С.КИРИЕНКО: Да. Смотрите. Я – сторонник обязательного учета общественного мнения. Всегда ли референдум – лучший способ, решение о том, чтобы не проводить референдум принимала Дума Калининградской области, и, кстати, считаю, что это ее полное право. Дума избрана...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Юридически, безусловно.

С.КИРИЕНКО: Нет, ну, не просто юридически – даже в некотором смысле так, понятийно, если хотите. Это избранные депутаты, которые, в общем, думают о том, выбирают их дальше или не выбирают, точно оглядываются на своих избирателей. Это губернаторы – назначаемые, а депутаты Думы – они избранные. Причем, совершенно очевидно избраны. Поэтому у них точно есть на это право. И как я понимаю, у них основной аргумент был следующий, что этот референдум по случайности было предложено провести в момент выборов. Ну, то есть в этом смысле это становится...

А.ВЕНЕДИКТОВ: По-моему, это хорошо референдум совместить с выборами в Государственную Думу или с выборами президента.

С.КИРИЕНКО: Честно, мне не нравится. Опять, это моя личная точка зрения (решают депутаты). Мне не нравится. Скажу почему. Политизация. Политика – это всегда краткосрочная игра.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. Сергей, но развитие ядерной энергетики, как мы видим по Германии (это мой следующий вопрос), это огромную политическую несет нагрузку.

С.КИРИЕНКО: И думаете, это хорошо?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну это факты.

С.КИРИЕНКО: Я считаю, что это плохо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, хорошо-плохо. Там, идет дождь – хорошо или плохо? Он идет, да?

С.КИРИЕНКО: Нет, Алексей, вы же меня спросили мое мнение?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

С.КИРИЕНКО: Я считаю, что... Знаете, мух от котлет лучше отделять. То есть, есть выборы, в которых есть краткосрочные политические интересы. Не надо их путать...

А.ВЕНЕДИКТОВ: А это не краткосрочные. Строительство АЭС – это не краткосрочные, а долгосрочные интересы.

С.КИРИЕНКО: Так я об этом и говорю. Слушайте, программа на выборах, к сожалению, в основном, да?..

А.ВЕНЕДИКТОВ: Всегда.

С.КИРИЕНКО: ...это краткосрочные политические интересы. А если ты к ним привязываешь референдум о строительстве атомной станции, которая будет 10 лет строиться и 60 лет эксплуатироваться, то лучше мух от котлет отделить и решение о строительстве атомной станции принимать, не привязывая это к политическим амбициям той или иной партии. Но это моя личная точка зрения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Кириенко. Борк2011 спрашивает: «Как вы прокомментируете решительную и бескомпромиссную позицию Германии по вопросу перспектив ядерной энергетики?» И тут же Дмитрий Мезенцев: «Разве опыты Фукусимы не свидетельствуют, что человечество не готово к развитию атомной энергетики?» Давайте разведем или соединим. Но соединим, потому что это было следствием.

С.КИРИЕНКО: Можно соединить, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте.

С.КИРИЕНКО: Знаете, ну, такой, суровый пример, наверное, приведу, но мне кажется, понятный. Вот, как думаете, если после падения Як-40 в России прийти к президенту компании Боинг и сказать «А не думаете ли вы, что в связи с падением Як-40 в России человечество не готово летать самолетами? Не планирует ли Боинг свернуть свою программу строительства новых самолетов?»

А.ВЕНЕДИКТОВ: Такой, легкий ответ. Красивый, но не сущностный.

С.КИРИЕНКО: Думаю, что нет. А я сейчас отвечу серьезнее, да? Тем не менее, считаю, что это важно, Алексей. Вот, всерьез считаю, что это важно, потому что... Ну, показывает такую, не совсем полную адекватность переноса. Потому что, что это означает? Это означает, что старая станция, дочернобыльская станция...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Фукусима, вы имеете в виду?

С.КИРИЕНКО: Фукусима, конечно. Дочернобыльская, в которой не был учтен никакой опыт, полученный человечеством по итогам Чернобыля. Старая станция, построенная в крайне неблагоприятном месте, где возможно максимальное землетрясение, максимальное цунами, да еще и с проектными ошибками. Кстати, обратите внимание, проектная ошибка – вот это, ну так, и обидно, и зло берет, если честно. Потому что, на самом деле, понятно, что для того, чтобы вообще мир никогда не узнал, что есть такая Фукусима, достаточно было сделать, например, одно. У них же станция выдержала землетрясение, станция выдержала цунами. Чего она не выдержала? Когда цунами подошло, оно залило подвальные помещения. А у нас насосы и генераторы оказались в нижних помещениях. Достаточно было (и такая рекомендация была специалистов МАГАТЭ) просто поднять один аварийный генератор и один насос в верхние помещения. Всё. Да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ничего бы не было?

С.КИРИЕНКО: Ничего бы не было. Вообще.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Цена вопроса.

С.КИРИЕНКО: Цена вопроса, да. А там 3 копейки. Просто, ну, как? Отложили это решение. Поэтому точно из этого нельзя делать вывод о том, что человечество не готово.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это тоже не идиоты там, Меркель и все партии. Понимаете?

С.КИРИЕНКО: Сейчас-сейчас. Нет, не идиоты, конечно. Я отвечал на первую часть вопроса.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, извините.

С.КИРИЕНКО: Я считаю, что... Знаете как? Чем дальше человечество двигается к источникам энергии... Ну, начинало человечество там с сжигания дров, да? Сколько городов попалили, сколько людей погибло? Но из этого же делается вывод, что не «давайте вернемся в каменный век и живем без огня», а «давайте, все-таки, закладывать требования пожарной безопасности». Ну, то есть научились работать с этим. Чем дальше человечество двигается, тем с более мощными источниками энергии мы работаем. Это просто означает, что к ним надо относиться с уважением и задавать соответствующие требования.

Теперь Германия. Я отношусь с уважением к решению, хотя...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вы говорили со своими германскими коллегами?

С.КИРИЕНКО: Конечно. Постоянно. Но только надо понимать, что коллеги, с которыми я разговариваю, в том числе это, как правило, промышленники Германии – они в ужасе от принятого решения, считают его...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это понятно: это по их рабочим местам.

С.КИРИЕНКО: Не только в этом дело. Они считают это политической конъюнктурой, поскольку... Ну, там сейчас есть предварительные оценки, что Германии это обойдется в 400-450 миллиардов евро примерно, в общем, с непонятными дальнейшими перспективами, потому что это сворачивание рабочих мест, это удорожание... И что сейчас происходит? Германия, остановив часть своих старых реакторов, покупает электроэнергию из Франции, из Чехии. Угадайте с трех раз, в чем в Чехии и во Франции производят эту электроэнергию? На атомных станциях, которые стоят вдоль границы Франции и Германии. Такое решение, немножко страусиное, ну, с профессиональной точки зрения.

Но тем не менее, это абсолютное право, это осознанное решение. Более того, Германия – богатая страна, которая, наверное, может себе это позволить, одновременно инвестируя в новые технологии ветра, солнца и всего остального. Хотя, сейчас довольно большой переполох в этом смысле у соседних стран. Потому что когда Германии зимой не хватит базовой нагрузки, которую давали атомные станции, они заберут ее из единой энергосистемы, которая к этому не готова. И эта проблема существует и для ситуации, в целом. Поэтому, знаете, я считаю, что это вот так же, как и про референдум, это право выбора. Любая страна принимает...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вы считаете, что это ошибочный выбор Германии?

С.КИРИЕНКО: Я считаю, что это ошибочный, такой, знаете, ситуативный выбор. Я знаю многих руководителей, в том числе участвовавших в принятии этого решения, знаю их собственное мнение. Они, скорее, вынуждены были подстраиваться под такую волну ситуативного общественного мнения.

Но при этом на что обратил бы внимание? Да, конечно, вот такая ажиотажная реакция в Германии – она привлекает внимание, ее показывают, о ней говорят. Но как-то чуть в стороне остается, что на фоне того, что Германия, действительно, хотела развивать и отказалась... Ну, к ней, наверное, надо добавить Италию, которая, правда, ничего не развивала.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, она не развивала, поэтому я не спросил.

С.КИРИЕНКО: Да. Но давайте с другой стороны положим Францию, в которой 80% (у нас – 16%, у них 80%) электроэнергии производится на атомных станциях. Однозначная реакция – двигаться.

Важнейший показатель – Великобритания. Честно скажу, удивлен был, что Великобритания в свое время остановила свою программу и решение о ее возобновлении приняла после Фукусимы. При этом, ну, уж точно внимательно относятся британцы к общественному мнению.

Среди этого набора кого могу добавить? Очень показательна Турция. Не было ни одной атомной станции в стране. Вы помните, приехал премьер-министр Турции, ему задали здесь вопрос: «Будете строить после Фукусимы?» Он сказал: «Слушайте, на землетрясениях падают мосты – из-за этого не перестают строить мосты. Надо понимать, какую технологию ты выбираешь и какого партнера ты выбираешь».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Кириенко. Такой простой вопрос Эль Джеко, простой вопрос: «Какая вероятность аварии на атомных электростанциях в России?» Такой, простой вопрос.

С.КИРИЕНКО: Там логика следующая идет. Значит, есть международные требования. Эти требования сегодня называются: отказы на атомной станции, связанные с безопасностью ее работы, жесткое требование 10 в минус 6 – ну, это означает не чаще чем одно событие в миллион лет. Но что важно (и это мы сейчас специально прорабатывали после Фукусимы), это отказы, связанные с потерей работоспособности станции. Ну, станция в связи с этим может перестать существовать. Но, вот, базовое требование, которое сейчас осознано всеми после Фукусимы, что по отношению к экономическим последствиям можно применять вот этот вероятностный анализ. А по отношению к безопасности должен быть детерминистский подход, то есть который говорит: «Ни при каких условиях».

Вот, стресс-тесты мы сейчас проводили для себя так. Мы с вероятностью 10 в минус 6, то есть раз в миллион лет можем допустить происхождение события, которое приведет к потери работоспособности станции и даже к тому, что ее придется закрыть полностью. Но даже при таких ситуациях ни при какой вероятности не должно быть выхода воздействия за пределы производственной площадки станции. Вот такие требования заложены во все стресс-тесты, которые проводились.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Кириенко. Кирилл меня ловит: «Хорошо, отходов нет. А отработанное ядерное топливо завозят?» - спрашивает Кирилл из Омска.

С.КИРИЕНКО: Да нет, конечно, Кирилл, ну что вы?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кирилл, видите? Не удалось поймать. Жаль.

С.КИРИЕНКО: Я давайте прямо точно расскажу, что есть. Еще раз. Вот, ни отходов, ни отработанного топлива.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Волнует людей.

С.КИРИЕНКО: Да. Единственное, что мы делаем (это, вот, чтобы тоже предельно точным быть), мы забираем к себе обратно... Вот сейчас у нас вместе с американцами большая программа идет, которая построена по принципу, что Россия забирает к себе высокообогащенный уран с исследовательских реакторов, которые Советский Союз когда-то построил по миру, а США забирают к себе высокообогащенный уран с исследовательских реакторов, которые американцы построили.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это, вот, 123 вот этот. Нет?

С.КИРИЕНКО: Нет. Ну, 123 его не покрывает (оно действовало до этого). Это, скорее, вопрос безопасности. То есть поскольку этот уран представляет угрозу, если до него доберутся террористы, мы его забираем к себе. И у нас вообще законодательством закреплено: мы можем ввезти себе на территорию только топливо своего собственного производства. Если мы его производили, мы его можем забрать на переработку. Мы законом не можем ввезти и нет ни одного факта – мы не забираем чужое топливо, не забирали и не будем забирать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кирилл, вам ответили.

С.КИРИЕНКО: Кстати, я вот не успел на предыдущий, Алексей, ответить еще. Важный показатель (вот так, ну, чтобы это не было, знаете там, здесь вы мне про Германию, а я вам про Великобританию)...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет-нет, я думаю, что наши слушатели понимают.

С.КИРИЕНКО: Я скажу просто итоговую цифру. Вот, только что была генконференция МАГАТЭ, на которую... Знаете, интересная у меня такая человеческая зарисовка была. Вышел гендиректор МАГАТЭ господин Амано, кстати, японец, который сказал так, ну, почти не скрывая удивление, он сказал: «Знаете, вот мы сейчас собрали со всех стран в мире запрос, сколько они собираются строить атомных реакторов, и неожиданно увидели...» Мы-то думали, что будет пауза. До Фукусимы их прогноз был от 200 до 450, сейчас он дал прогноз от 90 до 350. То есть это означает, что верхняя планка 450-350, ну, то есть прошло всего полгода, она почти приблизилась. Целый ряд стран. Ну, собственно, вот там позиция китайцев, например, только что на конференции была следующая, что, «может быть, особо богатые страны типа Германии могут позволить себе выбирать, а нам надо обеспечить энергетическую безопасность, поэтому обсуждать здесь нечего – давайте обсуждать, какие технологии можно применять, какие станции можно строить».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Китай миллион туда, миллион сюда, если что-то случится.

С.КИРИЕНКО: А не важно. Это относится к Великобритании, где так не считается, это относится к Турции, это относится к Вьетнаму.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Кириенко. Сергей, у нас 2 с половиной минуты, 3 вопроса у меня осталось серьезных. Первый вопрос. Медведев подписал указ, по которому стала возможна приватизация атомного флота России, баз и так далее.

С.КИРИЕНКО: Экономлю, сразу говорю. Нет, это ошибка. Дмитрий Анатольевич подписал указ, по которому можно акционировать атомный ледокольный флот, но ни один ледокол и атомный ледокольный флот ни в какие частные руки попасть не может по определению. Все это сделано только для того, чтобы передать его в госкорпорацию Росатом, которая всегда остается государственной, приватизация не предполагается вообще, поэтому это просто путаница. И становится акционерное общество «Атомный ледокольный флот», все 100% акций передаются в госкорпорацию Росатом и от имени государства ими будет управлять Росатом. Всегда останутся государственными.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ответил. «Первая в мире плавучая АЭС на Камчатке в закрытом городе подводников Вилючинске. А какой смысл тащить ее туда? Там не нужно столько электроэнергии», - Игорь спрашивает.

С.КИРИЕНКО: Нужно. Ну, во-первых, это запрос Минобороны, это база Министерства обороны. Второе, Игорь, это вопрос цены. Сегодня на Камчатке довольно дорогая электроэнергия, поскольку она вся создается или на мазуте, или на угле, а газ, который туда идет, получается довольно дорогой. А потом это как раз уникальное место, это база флота, где несколько (не буду точную цифру говорить – это секрет), там несколько десятков атомных подводных лодок. По сути, что мы делаем? Мы, по сути, привозим туда еще один реактор такого же типа, который стоит намного дешевле, чем подводная лодка, и работает он на благо людей на этой территории, то есть абсолютно защищенной территории.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть это он создает новую угрозу, я бы вот так сказал.

С.КИРИЕНКО: Он не создает никакой новой угрозы, поскольку это база флота, охраняемая полностью. Но при этом он дает более дешевую электроэнергию. Да, и что важно: в отличие, кстати, от наземной станции это полное решение экологической проблемы. Мы его туда буксиром пригнали, он отработал свои 30 лет, мы его буксиром забрали и увезли, осталась зеленая площадка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Последний вопрос, 30 секунд. Ленинградская АЭС. Мне пишут, что она разваливается, еще не успев построиться. Что вы можете сказать ленинградцам?

С.КИРИЕНКО: Да нет, конечно, ничего там не разваливается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но тем не менее, почему-то возникли вопросы.

С.КИРИЕНКО: Я знаю, почему возник такой вопрос. Действительно, летом этого года строителями были допущены ошибки, которые привели к тому, что... Когда идет строительство... Это, на самом деле, пока идут только железобетонные работы, строится железобетонный каркас, то есть это, в общем, не объект повышенной опасности. Строится просто железобетонная стенка. Вот на этой железобетонной стенке строители увлеклись и выгнали слишком большую, длинную арматуру. Вот эта арматура потеряла устойчивость и согнулась. Мы остановили там работы.

Более того, честно говоря, я тоже отнесся к этому крайне серьезно. С точки зрения безопасности атомной станции это вообще ни о чем, да? То есть арматуру срежут, бетон зальют заново... Но тем не менее, принципиально важно, что на сооружение таких объектов как атомные станции даже нарушения общестроительных работ допускаться не могут. Поэтому в результате уволено 3 руководителя подрядной организации, проектный институт и директор строящейся станции, который отвечает за контроль работы не в связи со значимостью события, а, скорее, знаете, чтобы другим не повадно было.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Кириенко, генеральный директор Росатома. К сожалению, время истекло, но все вопросы я передам, Сергей, вам. Это частные вопросы. Если там были вопросы, на которые вы захотите ответить, мы разместим их на нашем сайте.

С.КИРИЕНКО: С удовольствием.




Гласувай:
4
1



1. komitata - То интервюто хубаво, четохме го
10.10.2011 13:55
Но коментарът, коментарът е интересен - на мен ми беше най-интересно това, че Кириенко се кълне, че в Русия не влиза, нито някога ще влезе отработено гориво. За Белене не беше ли това един от основните аргументи, че ни прибират отработеното гориво?
цитирай
2. gikotev - Re: То интервюто хубаво, четохме го
10.10.2011 14:10
Нарочно не пуснах коментар, защото исках сами да достигнете до същността на ПР акцията на Кириенко. Да, и аз намирам за най-съществен момент от интервюто му е, че Русия не приема на територията си чуждо отработило ядрено гориво. Но действителността е точно обратната. Има повече от достатъчно доказателства за това, но аз ще сложа тук линк към едно от тях, което намерих на уеб-страницата именно на ръководената от Кириенко корпорация Росатом, а когато след това го сложих на блога си руснаците го свалиха, но то така или иначе съществува.

Презентация на AREVA NP, за сътрудничеството й с руски производител на рециклирано ядрено гориво:

http://www.rosatom.ru/common/img/uploaded/for_PDF-news/Atomexpo/Pres_IK_Atomexpo_09_ERU_f.pdf
С известно закъснение забелязах, че тази презаентация на АРЕВА и РОСАТОМ е свалена от сайта, на посоченият тук адрес, веднага след като аз го пуснах в блога си. Само дето са закъснели. Поради тази причина се налага да Ви предложа алтернативен достъп до нея презентация. Сега можете да се запознаете с нея ТУК (http://dox.abv.bg/files/listtree;jsessionid=AAC4481270B0D08183E47C9AE95D0279.dox02).
цитирай
3. uff - Жоре, какво мислиш за това интервю и интервюирания:
10.10.2011 16:15
http://e-vestnik.bg/4262
цитирай
4. gikotev - Re: Жоре, какво мислиш
10.10.2011 16:26
Нищо хубаво не мисля за интервюирания, а интервюто е повече от мазно и абсолютно безполезно.
цитирай
5. uff - Да разбираме ли така:
10.10.2011 17:01
gikotev написа:
Нищо хубаво не мисля за интервюирания, а интервюто е повече от мазно и абсолютно безполезно.


Той го дава като преуспял дисидент.
Но не вижда перспектива за теб.
................

Колко е паднала себестойността на "неговите" остарели касети?
цитирай
6. gikotev - Re: Да разбираме ли така:
10.10.2011 17:11
Не знам колко е паднала себестойността на "неговите" остарели касети, защото от интервюто не става ясно за гориво, за кои ректори става въпрос. Най вероятно Йо Йо (така е популярен в Козлодуй, а още и с прякора Облия) говори за гориво за малките реактори, на блокове от 1 до 4. Ако подобна далавера е имало за блокове 5 и 6 най-вероятно щях да знам.
цитирай
7. uff - Не знам колко е паднала себестой...
10.10.2011 17:26
gikotev написа:
Не знам колко е паднала себестойността на "неговите" остарели касети, защото от интервюто не става ясно за гориво, за кои ректори става въпрос. Най вероятно Йо Йо (така е популярен в Козлодуй, а още и с прякора Облия) говори за гориво за малките реактори, на блокове от 1 до 4. Ако подобна далавера е имало за блокове 5 и 6 най-вероятно щях да знам.


Аз не вярвам потенциалният енергодобив да се е променил за 2-3 години.
235 има доста пъти по-голям период на полуразпад.
Може би други са съображенията?
цитирай
8. gikotev - До Митьо.
12.10.2011 23:19
Изгледах целият филм, който беше на испански език. Грабна ме! Идеята ти също, макар, ако трябва да бъда честен, ми беше предложена от една журналистка още преди повече от половин година. Аз харесвам идеята ти, която съвпада с тази на журналистката, и съм съгласен, че е по-ефективна и креативна. Но независимо от това за сега "попридържам коня", защото продължават и продължават да се появяват нови и нови елементи от мозайката. Когато "изрисуването на картината" бъде завършено аз сам ще се обърна към теб с молба да направиш или да помогнеш да бъде направено това, което предлагаш. Така става ли? Нарочно не упоменавам тук същността на предложението ти. Благодаря!
цитирай
Вашето мнение
За да оставите коментар, моля влезте с вашето потребителско име и парола.
Търсене

За този блог
Автор: gikotev
Категория: Други
Прочетен: 4613519
Постинги: 1880
Коментари: 2376
Гласове: 3466
Календар
«  Януари, 2018  
ПВСЧПСН
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031